Любая помощь студенту и школьнику!


Жми! Коллекция готовых работ

Главная | Мой профиль | Выход | RSS

Поиск

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Логин:
Пароль:

Уголовная ответственность за кражу




Уголовная ответственность за кражу (500 руб.)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ХИЩЕНИИ.. 6

1.1. Законодательство о хищении в дореволюционный период. 6

1.2. Законодательство о хищении в ХХ веке. 15

 ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРАЖИ.. 22

2.1. Объект и объективная сторона преступления. 22

2.2. Субъективные признаки кражи. 31

2.3. Квалифицирующие признаки кражи. 40

ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ КРАЖИ.. 50

3.1. Отграничение кражи от смежных составов преступлений. 50

3.2. Проблемы квалификации кражи. 58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 67

СПИСО ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 72

 ВВЕДЕНИЕ

На протяжении всей истории существования человечества, хищения стороннего имущества являлись самыми распространенными преступлениями, и остаются таковыми по сей день. В полной мере это относится и к России. Так, согласно статистическим данным, хищения составляют более 50% всех совершаемых в стране преступлений, т.е. доля хищений в структуре преступлений Российской Федерации очень существенна. При этом необходимо отметить высокую степень латентности некоторых видов хищений. Подобных преступлений официально фиксируется гораздо меньше, чем совершается, так как сами пострадавшие часто не желают обращаться за помощью в полицию, считая, что злоумышленника все равно не найдут и, на наш взгляд, напрасно.

В настоящее время задача заключается в том, чтобы усилить защиту всех видов собственности, обеспечить, согласно закону, строгое наказание лиц, злостно покушающихся на имущество собственника, добиваться всесторонней ткомпенсации материального ущерба, нанесенного преступлением. В современном уголовном праве Российской Федерации собственность признается одним из важнейших правоохраняемых объектов, а охрана собственности от преступных посягательств объявлена одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации.

Уголовное наказание за хищение чужого имущества предусматривается нормами главы 21 «Преступления против собственности» раздела VIII «Преступления в сфере экономики» Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В структуре преступлений против собственности основное место занимает кража, доля которой колеблется от 70 до 75%. Злоумышленники воруют все, что можно стремительно и с выгодой реализовать или употребить. В общем объёме фиксируемых преступлений удельный вес краж доходит до 35 - 40%. Количество фиксируемых краж сейчас уже перешло за миллион. Самое большое распространение получили кражи, которые сопряжены с противозаконным проникновением в жилище, карманные кражи, а также кражи автотранспорта. Также хочется отметить, что как показывает практика в последнее время все чащё предметом кражи является дорогое имущество, вследствии изъятия которого, владельцу имущества наносится ущерб в крупном или особо крупном размере.

Вышеизложенное, с очевидностью, свидетельствует, что исследование проблемы уголовной ответственности за кражу является весьма актуальным, практически и теоретически значимым.

Цель исследования заключается в изучении и обобщении теоретического и практического материала об уголовной ответственности в части применения статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (кража).

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

·                   Проанализировать историю развития законодательства о хищении;

·                   Рассмотреть объект и объективную сторону кражи;

·                   Провести анализ субъективных признаков кражи;

·                   Рассмотреть квалифицирующие признаки;

·                   Разобрать вопросы, связанные с отграничением кражи от смежных составов преступлений;

·                   Проанализировать вопросы квалификации кражи.

Объектом исследования в работе являются общественные отношения, которые возникают при квалификации преступления, предусмотренного статьёй 158 Уголовного кодекса  Российской Федерации (кража).

Предметом исследования – уголовная ответственность, наступающая за совершение кражи.

Методологической основой  исследования являются диалектический, исторический, сравнительно-правовой, логико-юридический, формально-логический, социологический и статистический методы познания, позволяющие рассматривать их в развитии, взаимосвязи и взаимозависимости.

Теоретической основой исследования послужили труды ведущих ученых в области уголовного права, таких как С.Н.Абельцев, Г.А.Аванесов, Ю.М.Антонян, Н.А.Бекбергенов, Г.Н.Борзенков, Б.В.Волженкин, В.В.Векленко, О.В.Вербовая, В.А.Владимиров, В.В.Ераксин, В.Н.Кудрявцев, Н.Ф.Кузнецова, Н.К.Котова, И.В.Корзун, Ю.И.Ляпунов и других.

Кроме того, в работе использовались материалы научно-практических и методических пособий и разработок, статьи  периодической печати.

Нормативной базой исследования являются Конституция РФ, действующее уголовное, уголовно- и гражданско-процессуальное, а также административное законодательство.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в возможности использования содержащихся в работе выводов и предложений в практической деятельности правоохранительных органов, а также преподавании общего и спецкурсов по уголовному праву и криминологии.

Структура работы определена целью настоящего исследования и реашемыми для ее достижения задачами и включает в себя введение, три главы, заключение, список использованных источников.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, его теоретическая и практическая значимость, определяется степень научной разработанности темы, методы, предмет, объект, цель и задачи исследования.

Содержание первой главы работы составляет рассмотрение понятия хищения, рассматривается законодательство о хищении в дореволюционный период и в двадцатом веке.

Во второй главе даётся уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного статьёй 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В третьей главе рассматриваются вопросы квалификации кражи.

В заключении подводятся итоги исследования, формируются окончательные выводы и предложения по совершенствованию действующего в этой области законодательства.

Список использованных источников включает 69 наименований.

 ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ХИЩЕНИИ

1.1. Законодательство о хищении в дореволюционный период

Прежде чем рассмотреть историю развития законодательства о хищении необходимо проанализировать определить сущность, что же собой представляет «хищение».

Понятие «хищение» довольно основательно разработано в уголовно-правовой доктрине. Данное понятие притягивало интерес учёных как в досоветское время, советское время, да и сейчас.

Юридическое понятие «хищения» содержится в прим.1 к ст.158 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), согласно которому под этим терминов подразумевается совершенное в корыстных целях противозаконное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или иных лиц, причинившее ущерб владельцу или другому собственнику данного имущества.

Можно согласиться с точкой зрения профессора Н.Г.Кадникова, который  отмечал, что указанное понятие воплощает так называемый родовой состав хищения, который применим ко всем его формам (краже, мошенничеству, присвоению, растрате, грабежу, разбою)[1]. На наш взгляд, это своеобразный нормотворческий, а поэтому и общеобязательный ориентир, который позволяет находить справедливое решение частным вопросам, возникающим при квалификации деяний, предоставляющий потенциал для познания индивидуально-определенных признаков свершенного злодеяния и сверить их с требованиями уголовного закона. Общее понятие хищения можно вследствие этого с полным основанием расценить в качестве полезного и необходимого инструмента познания истинной антисоциальной и правовой природы корыстных посягательств на собственность, в качестве надежного помощника сотруднику органов дознания, следователю, прокурору, судье в их работе, которая связана с использованием уголовного закона.

Тем не менее, можно встретить и другие мнения относительно значения общего понятия хищения. В частности, Е.А.Раздобудько считает, что «есть множество вопросов, которым можно было найти решение с помощью использования термина «покушение на имущество», отрекшись от общего понятия хищения[2].

Схожего взгляда придерживается и В.И.Плохова, которая предлагает исключить из Уголовного кодекса Российской Федерации понятие «хищение»[3].

В уголовном праве также имеется вопрос касательно распространения понятия хищения не исключительно на злодеяния, направленные против собственности, но и на некоторые деяния, которые посягают на общественную безопасность (ст.221 и ст.226 УК РФ), здоровье граждан и общественную мораль (ст.229 УК РФ). На взгляд многих учёных, экспертов «понятие хищения обязано применяться и к другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, если это не противоречит характеру злодеяния».

Однако С.И.Кочои считает, что этого делать не нужно, так как данный подоход вносит в составы хищений радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ непременную корыстную цель[4].

В нынешнем понимании хищение является имущественным преступлением или преступлением против собственности, собственно подобное заключение можно произвести, исходя из того, как законодатель классифицировал нормы главы 21 Уголовного кодекса Российской Федерации (преступления против собственности).

Приоритетность законодательного определения сравнительно судебного или доктринального определения бесспорна, так как обязательность, которая характерна для первого из них, обеспечивает единообразность использования надлежащей правовой нормы всякий раз, как только появится ситуация, описанная в гипотезе этой нормы.

Помимо этого, можно отметить тот факт, что большая распространенность хищений, совместно с их внешним сходством с многочисленными иными злодеяниями против собственности, на наш взгляд, «заставила» законодателя включить в текст Уголовного кодекса общее понятие хищения, в качестве средства определения их специфик и отграничения от смежных составов преступлений. В частности, применение термина «виновный» противоречит принципу презумпции невиновности, поскольку к моменту квалификации деяния, предполагающему обращение к тексту уголовного закона, личность, совершившее злодеяние, ещё не признана виновной[5].

Таким образом, взяв за основу приведенное выше легальное понятие хищения, можно выделить следующие его признаки:

·        Корыстная цель;

·        Противозаконность;

·        Безвозмездность изъятия;

·        Стороннее имущество;

·        Обращение чужого имущества в пользу виновного или иных лиц;

·        Нанесение ущерба владельцу имущества;

Разберём данные признаки более подробно.

Корыстная цель полагает существование заинтересованности к совершению противозаконного безвозмездного изъятия имущества. Корыстность подразумевает выгоду, пользу. В словаре Даля даётся следующее определение корысти: влечение к приобретению, к поживе; алчность к деньгам, к роскоши, любостяжание, падкость на барыше; выгода, польза, барыш.

Между тем, сравнительное рассмотрение преступлений-хищений и преступлений-похищений указывает на то, что это различные группы преступлений, и в соответствии с этим они обладают разными признаками. Различаются и предметы посягательства этих злодеяний, если в первом случае, им является имущество, то во втором – жизнь и здоровье.

Важное значение среди признаков хищения отводится такому признаку хищения, как противозаконность.

Противозаконность в действиях лица в хищении выражается, по преимуществу, в том, что оно совершает запрещённые законом поступки, изымает из стороннего правомерного владения собственность, не обладая на то никакими правами.

Помимо этого, противозаконность хищения состоит в том, что оно осуществляется недозволенным уголовным законом методом (объективная противоправность).

В уголовном праве сформировалось понимание хищения в качестве безвозмездного изъятия, то есть без предоставления равной компенсации его стоимости денежными средствами или в другой форме. И всё же необходимо отметить, что признак безвозмездности при всей собственной очевидной существенности не является всеобъемлющим, поскольку не включает попадающиеся на практике случаи завладения сторонним имуществом с предоставлением владельцу, вопреки его воле, стоимостного эквивалента. Вследствие этого, наравне с безвозмездностью, нужно учитывать и признак нарушения субъективного права владельца или прочего собственника имущества[6].

Также нужно заметить, что частичная компенсация стоимости изъятой собственности не означает отсутствия признаков хищения, но может учитываться судом при вынесении решения по делу. Завладение чужим имуществом с предоставлением соответствующей компенсации нельзя квалифицировать в качестве хищения.

Приведём пример. Гражданин А. и гражданка Ж. были необоснованно признаны виноватыми в завладении сторонними деньгами через мошенничество. Им инкриминировалось то, что они совершили продажу автомашины, которой до этого завладели посредством разбойного нападения, то есть, заранее зная, что лицо, которое выступает в качестве покупателя, не получит юридического права собственности на проданную ему автомашину. Аннулируя в этой части приговор, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что А. и Ж. продали украденную ими автомашину по низкой стоимости, приобретя от покупателя денежные средства, предоставили ему компенсацию, то есть не было безвозмездного изъятия чужого имущества[7].

С таким признаком как изъятие, тесно связан иной признак хищения - обращение имущества. Однако важно подчеркнуть, что понятия «изъятие» и «обращение» различаются друг с другом, обладают собственным содержанием, пребывают в тесной связи и взаимодополняют друг друга.

Ещё одним признаком хищения является предмет преступления - стороннее имущество.

Анализируемый признак имеет отношение к объекту преступления. Собственность, как предмет хищения, характеризуется совокупностью признаков физического, экономического, общественного и юридического плана. В рассматриваемом контексте наибольшую заинтересованность вызывает юридический аспект понятия имущества.

Некоторыми учёными высказывалось суждение, что этот признак надо исключить из легального определения хищения. В частности, В.Зубов считает, что «хищение является, несомненно, противоправным безвозмездным изъятием стороннего имущества в пользу виновного или прочих лиц. Украсть собственное имущество невозможно. Однако, не смотря на это, в статьях о преступлениях против собственности присутствуют тавтологические добавки, как раз к понятию «хищение» (что само по себе значит завладение чужим имуществом) прибавлено слово «чужого»[8].

Наконец, проанализируем такой признак хищения, как материальный ущерб владельцу собственности. Сам факт, что изъятие совершается на безвозмездной основе, указывает на то, что владельцу или другому лицу (к примеру, пользователю имущества) причиняется имущественный убыток. В науке уголовного права господствует мнение, в соответствии с которым при хищении ущерб представляет собой «стоимость изъятой злоумышленником собственности», то есть истинный (положительный) убыток (упущенная же выгода в содержание убытка при хищении не включается). Тем не менее, в целях обозначения именно стоимости украденного в Уголовном кодексе Российской Федерации присутствует такое понятие, как «размер» украденного.

Теперь, когда мы подробно проанализировали понятие «хищение» и его признаки, рассмотрим, как развивалось законодательство о хищении.

Кража, представляя собой одну из форм хищения, имеет отношение к древней разновидности злодеяний против собственности, которые связаны с нарушением обладания вещью. Ещё в те времена, когда человечество не обладало правом как таковым, функции охраны имущества от покушений осуществляли нравственно-этические нормы и религия. Недаром в Нагорной проповеди Христа среди десяти заповедей было отмечено: «Не укради», а среди главных объектов защиты звучало: «...не пожелай ни дома, ни поля, ни скота (ближнего)...».

В разные исторические эпохи существования Российского государства от курса законодательной политики изменялось правовое регулирование отношений собственности. Из множества юридических источников советского времени в юридической регламентации хищений сторонней собственности ярко просматривается политическая конъюнктура. В частности, политическими взглядами можно объяснить достаточно частые колебания уголовной политики в вопросах криминализации и декриминализации поступков. Истории отечественного законодательства присущи существенная неясность в регламентации ответственности за однородные и идентичные посягательства на всякие формы собственности; отсутствие устойчивого правоприменения[9].

Что касается общего понятия хищения, то оно в российском законодательстве появилось достаточно поздно, лишь в начале ХХ века. До этого времени существовала традиционная система имущественных правонарушений, в которой предусматривалась ответственность за покушения на стороннее имущество, и предоставлялось законодательное определение «похищения» относительно кражи, грабежа и разбоя.

В «Русской Правде» предусматривалась ответственность за имущественные правонарушения, однако в ней не выделялись в независимое юридическое явление небольшие хищения. Она содержала общие положения об ответственности за хищение (3 гривны штрафа) и возврат украденного. Квалифицированные составы (о воровстве пчел, бобров, хлеба из гумна) усиливали наказание вследствие особого значения объекта покушения для хозяйства. Основанием дифференциации наказания за эти злодеяния являются не ценовые, а натурально-экономические качества вещи. Оттого предмет посягательства жестко конкретизировался законом.

Вместе с тем, как известно, ключевой идеей всех традиционных систем права (включая и древнерусские нормы) была идея примирения, возрождения справедливости, мнения, главным образом «по правде». Вследствие этого «тать» и пострадавший от незначительного хищения, могли найти общий язык, не прибегая к довольно большим штрафам. Община в подобных случаях содействовала примирению сторон. Похожим образом местные юридические источники - Псковская и Новгородская судные грамоты выносили на «княжий суд» самые тяжкие составы хищений (воровство с взломом, скота, сена, из церкви, коня), однако значительная часть оставлялась на откуп местным «органам правопорядка» или самой общине. Аналогичные нормы заключаются и в Судебнике 1497 года «Великого князя Ивана Васильевича».

В те времена уголовная ответственность законодателем дифференцировалась в зависимости от метода и места совершения злодеяния. Например, в «Русской Правде» предусматривалось повышенное наказание за кражу скота из хлева (если скот был похищен в поле, с похитителя взыскивался штраф в три раза меньше)[10].

«Правда Ярослава» устанавливала наказание в виде штрафа в три гривны за воровство коня. «Если кто поедет на чужом коне, без спросу, то платить три гривны» (статья 12). «Если кто возьмет чужого коня, оружие или одежду, а (хозяин) признает (их) в своем миру, то пусть он заберет своё, а (похитителю платить) три гривны награды пострадавшему» (статья 13). Статья 13, аналогичная статье 31 «Краткой Правды», предусматривала наказание за воровство коня, свершенную группой лиц. В статье 28 указывалась разница в денежных взысканиях: три гривны за княжеского коня и две гривны - за смердьего. Данное правило повторяется и в статье 45 «Пространной Правды». В «Русской Правде» достаточно детально перечислялись разные виды воровства скота, домашней птицы и продовольственных продуктов, что указывает на развитие феодального хозяйства. Сравнивая стоимость животных, Ланге говорил, что «стоимость их устанавливалась полом, возрастом животного и какому лицу оно принадлежало»[11].

В «Пространной Правде» устанавливалось наказание за конокрадство от существенных штрафов и до высшей меры наказания. «Аще будет коневыи тать, выдати князю на поток; паки ли будеть клетныи тать, то 3 гривны платити ему» (статья 35). Некоторыми исследователями отождествляется «коневая татьба» и конокрадство, а прочие считают, что в этом случае распознавались два независимых состава преступлений. В частности, Н.Ланге полагал, что введение потока и разграбления объясняется увеличением угрозы конокрадства на Руси[12].

В Псковской «Судной грамоте» конокрадству уделялось особенное внимание, так как в ней оно оценивалось в качестве самого опасного вида «татьбы» (статья 7 о «коневом тате»), и предусматривалось за данное деяние ответственность вплоть до смертной казни.

Небольшое развитие правовой техники, которое позволило вести количественные критерии для установления масштаба общественной угрозы хищения, прослеживается только в Воинском артикуле 1715 года. Например, если артикул 191 предусматривал смертную казнь для персоны, «укравшей стоимостью больше двадцати рублей», то артикул 189 устанавливал шкалу менее жёстких физических наказаний для лиц, если количество украденного ими двадцать рублей не превышало. Помимо этого, «наказание обычно крайне умаляется или отлагается, если кто из голодной надобности... что небольшой цены похитит», то есть наравне со «стечением трудных жизненных условий» предусматривался и количественный критерий преуменьшения наказания - фактически отделялось незначительное хищение из «голодной необходимости».

Тем не менее, почти все централизованные законодательные источники досоветского периода юридически не дифференцировали наказание за хищение в зависимости от цены украденного, то есть в них не выделялись в независимый состав деликта незначительные хищения.

 Только наказание за это преступление может быть дифференцировано по усмотрению правоприменителя - данная новелла связана с появлением «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» 1864 года и Проекта Уголовного уложения Российской империи 1903 года. Согласно части 3 статьи 171 «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», собственно хищения были относены к компетенции мировых судей, а правоприменителю предоставлялось право по конкретному делу снизить наказание за хищение на половину, если украденное имущество оценивалось размером не более 30 копеек.

Таким образом, если исходить из существующей в настоящее время юридической терминологии, в данном случае можно лицезреть не обособленный и фиксированный состав какого-либо незначительного преступления, отделяемого от иных, а юрисдикционное преуменьшение санкции за общее правонарушение в связи с «малозначительностью свершенного».

 1.2. Законодательство о хищении в ХХ веке

Анализ первых законов советской власти, направленных на противодействие посягательствам на социалистическое достояние, указывает на то, что хищения социалистической собственности относились к серьезным преступлениям. Имущественные преступления предполагали жесткую дифференциацию ответственности в зависимости от вида собственности, то есть от того, кто является субъектом права собственности. Определяемые за хищения социалистического имущества наказания приравнивались к наказаниям за умышленные убийства согласно «принятому курсу на усиление охраны социалистического достояния». Большинство законодательных идей в данной сфере были связаны не исключительно с политикой защиты «базисной формы собственности в социалистическом обществе», но ещё и с политикой уголовной превенции.

В Декрете СНК от 5 мая 1921 года «Об ограничении прав по судебным приговорам» в первый раз говорилось о таких преступлениях, как кража, разбой, грабёж, мошенничество, вымогательство, присвоение и растрата. Противодействию хищению Советская власть придавала особую важность. Согласно Декрету ВЦИК и СНК от 1 июня 1921 года «О мерах борьбы с хищением из государственных складов и должностными преступлениями, содействующими хищениям» хищениями признавались, например, противоправная выдача продукции лицами, трудящимися в органах снабжения, распределения, заготовки и производства, а также работниками складов, баз и распределителей; заранее противоправное приобретение продукции из государственных складов, баз, мельниц, ссыпных пунктов в целях спекуляции (при отягощающих обстоятельствах, к каким относились многократность и масштабность хищения, выносилось наказание в виде расстрела). В 1926г. И.В.Сталин о данном наказании сказал: «Когда уличают шпиона или предателя, негодование общества безгранично, оно требует расстрела. А вот в случае, если вор действует на глазах у всех, расхищая государственное добро, окружающая публика ограничивается благодушными смешками и похлопыванием по плечу. Между тем понятно, что вор, который расхищает народное достояние, подкапывающийся под интересы народного хозяйства, является тем же шпионом и предателем, если не больше».

Окончательно порядок и содержание норм о преступлениях против достояния социализма оформились в Уголовном кодексе РСФСР 1926 года, но главы «Преступления против собственности» в нем еще не было. Глава 7 УК 1926г. называлась «Имущественных преступлений» и в ней о таком понятии, как  «собственность» ничего не говорилось. Кроме того, 7 августа 1932 года ЦИК и СНК СССР утвердили Постановление «Об охране имущества государственных организаций, колхозов и кооперации и упрочении общественной (социалистической) собственности», но и в нем понятие хищения не раскрывалось.

Примечательно, что исторически с самого появления термин «незначительное хищение» появился в законодательном пространстве применительно к хищению государственного имущества, то есть социалистической собственности. Казалось бы, что в этой ситуации частное имущество населения должно охраняться жёстче - ведь за него юридически нужно применять меры уголовного закона (в административном законодательстве не было указания на вероятность его применения к воровству имущества граждан).

[1] Уголовное паво. Общая и Особенная часи: Учебник для вузов /Под ред. Н.Г.Кадникова. − М.: Гоодец, 2012.  – С. 362.

[2] Раздобудько Е.А. Поблемные вопосы овесвенноси за хищения по УК РФ //Развиие публичных и часнопавовых инсиуов в современной России. V Междунаодная научно-пак. конф. − М.: МЭСИ, 2013. – С.375-380.

[3] Плохова В.И. Ненасильсвенные песупления поив собственноси: криминологическая и правовая обоснованность. − СПб: Изд-во Юридический центр Пресс, 2011. – С.103.

[4] Кочои С. Квалификация хищений глазами пакиков //Российская юсиция. - 2009. − № 4. – С. 26-28.

[5] Бынза С.М. Законодаельное егулиование песуплений поив собсвенноси в России //Гажданин и право. − 2012. − №12. – С. 41- 43.

[6] Капова Н.А. Хищение чужого имущесва: вопосы квалификации и поблемы диффеенциации уголовной овесвенноси /Под ед. Н.Г.Кадникова. -  М.: Юиспуденция, 2011. – С. 137.

[7] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2001. - № 7. - С. 16.

[8] Зубов В. Павовая кульуа УК РФ //Российская юсиция. - 2012. − № 6. − С.18–20.

[9] Кашкин С.Ю. Меодика пеподавания пава за убежом и в России (на примее опыа кафеды пава Евопейского союза МГЮА) //Юридическое  образование и наука. - 2013. − №1. − С.45–47.

[10] Шаповалов Ю.Н. Развиие законодаельного закепления квалифицирующего пизнака хищений «неза-конное поникновение в жилище, помещение либо иное ханилище» //Российский следоваель. - 2012. − № 3.  − С.15–17.

[11] Ланге Н. Исследование об уголовном паве Русской Павды. – СПб., 1860. – С.115-116.

[12] Там же. −  С. 200.


Нужен полный текст этой работы? Напиши заявку cendomzn@yandex.ru




Календарь

«  Июль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Рекомендуем:

  • Центральный Дом Знаний
  • Биржа нового фриланса